МИР MOUSSON

Рубин и розовый сапфир

Рубин и розовый сапфир, относящиеся к группе корунда, имеют удивительно насыщенную историю, полную загадок и легенд. Но их современное ювелирное применение отличается не менее захватывающей интригой. В большинстве ранее опубликованных статей центральным местом оказывалась «продающая идея» того или иного самоцвета, помогающая позиционировать украшения с ним. Однако рубин и сапфир почти не нуждаются в такой идее. С другой стороны, точное определение или взаимоотношение между розовым сапфиром и рубином является наиболее спорным вопросом как для ювелиров и геммологов, так и для покупателей ювелирных украшений. Эти два самоцвета существуют в ювелирном деле «неразрывно и неслиянно». Одни специалисты считают их единым целым и требуют исключения самого термина «розовый сапфир» (Азиатский институт геммологических наук (AIGS) в Бангкоке). Другие, наоборот, полагают их ювелирное бытование столь различным, что выступают за сохранение терминологических различий. Более того - за установление количественных критериев, которые бы позволяли однозначно отделять рубины от розовых сапфиров, поскольку сегодня их определяют либо по эталонам цвета, либо «на глаз». Конечно, исторический «яхонт», который сегодня толкуют как название рубина, включал в себя и розовые сапфиры и обозначал все красноокрашенные корунды. Но тогда все самоцветы делились лишь по цвету и иногда - по твердости, поэтому яхонтом могли назвать любой красный камень. Современное состояние мирового рынка цветных драгоценных камней может служить основанием для отказа от термина «розовый сапфир»: цена на розово-красные корунды плавно меняется с изменением насыщенности цвета, достигая максимума в ярко-алых разностях (рубины «голубиная кровь»). При этом разделение рубинов и розовых сапфиров оказывается достаточно условным. Таким образом, термин «рубин» может служить коммерческим названием для позиционирования наиболее дорогих самоцветов из ряда розово-красных корундов, ведь он с древнейших времен пользуется славой «королевского» камня. Можно даже утверждать, что рубин оказался этаким самоцветным брэндом, под которым в разные времена продавали камни, не относящиеся к корундам. «Капский», или «богемский рубин» - пироп, «сибирский рубин» - турмалин, «рубин-блэ» - красная шпинель; эти псевдонимы позволяли продавать под «торговой маркой» рубина менее «раскрученные» самоцветы. С этой точки зрения уничтожение различия между рубином и розовым сапфиром кажется оправданным: пусть бледно-розовый, а рубин! Значит, проще продать. Сейчас, очень кстати, до России докатывается несколько утихшая на западе «розовая» мода, склонная видеть в женщине, независимо от ее возраста, девочку-подростка - дерзкую и нежную одновременно. С конца девяностых годов набирает ход мода на сапфиры вообще, которые благодаря богатству своей цветовой гаммы дают возможность художнику выразиться в дорогом материале. Розовый сапфир не «младший брат» рубина, а необычайно красивый камень с собственным характером. Непрерывный ряд оттенков от светло-розового вплоть до рубиново-алого превращает его в каменную палитру ювелира. Ведущие мировые дома, владеющие брэндами в индустрии «Luxury» Рубин на протяжении всей истории человечества ассоциировался с божественным пламенем, царственной порфирой. Таково его понимание и сейчас. Рубин - король самоцветов и самоцвет королей, в то время как розовые сапфиры, скорее, принято ассоциировать с юностью, флиртом, некоторой фривольностью. Итак, наиболее корректным выводом из всего вышеизложенного является тот факт, что рубин и розовый сапфир - самоцветы с различной философией, выражающие разные эмоции, и, следовательно, по-разному понимаемые ювелирами и любителями украшений. Каждый из них самоценен и интересен именно своей индивидуальностью. Павел Соколов, президент фирмы «Самоцветы от Соколова»