МИР MOUSSON

Изумруд

Что позволено Юпитеру … 
Когда-­‐то каждая советская женщина хорошо знала три драгоценных камня: бриллиант, рубин и изумруд. Из двух упомянутых самоцветов она любила и хотела изумруд, но совершенно не хотела рубин. Причины столь сложного отношения к рубину обсуждались в статье «Диалектика корундов» («Ювелирное обозрение», 5/2004), а вот любовь к изумруду объясняется как культурно-­‐исторической традицией, так и его очевидной «натуральностью». Если рубин советская ювелирная промышленность предлагала главным образом синтетический, то изумруд по большей части был настоящий. Такая преамбула предполагает, что дальнейший рассказ об изумруде должен состоять из двух частей: немного о традиции и кое-­‐что -­‐ о «нату-­‐ ральности». Культурно-­‐исторический контекст изумрудов необычайно богат. Эти самоцветы находят в египетских гробницах и скифских курганах, о них пи шут китайские поэты династии Мин и арабские натурфилософы (апокрифический камень, потерянный Сатаной, из которого был вырезан Святой Грааль; смарагдовый монокль Нерона). Опять же -­‐Плиний, Куприн... Написано об удивительном самоцвете много! Больше всего автору нравится история про контрабандный ввоз изумрудов в Индию, когда изумрудные вставки в изделиях перекрывались более дешевыми -­‐ например, из коралла; за таможенным кордоном коралловые вставки просто выбрасывались. Эта история принадлежит перу хорезмского ученого X века Аль-­‐Бируни, который посвятил изумруду очень много времени. К примеру, он в течение десяти месяцев проверял утверждение, будто этот камень отпугивает змей, глаза которых не выдерживают его зеленого цвета. Результат своих исследований он описывает так: «Я опоясал змею изумрудным ожерельем, рассыпал его на подстилку перед ней, размахивал перед ней нитками изумрудов -­‐ и так в течение десяти месяцев. Но на глазах змеи это совершенно никакого следа не оставило, если еще не усилило ее зрения». Столь славная история (а здесь ни слова о доколумбовой Америке и многом другом) несколько проясняет повсеместную любовь к изумруду с точки зрения истории. Но специфика его образования влияет на его ювелирную судьбу ничуть не меньше. Изумруд -­‐ хромсодержащий алюмосиликат бериллия, родственник ак-­‐ вамарина, гелиодора и морганита; в отличие от «родни», у него было «труд-­‐ ное детство». Если прочие бериллы образовывались в пегматитовых пустотах – занорышах, в которых кристаллы имеют свободное пространство для роста, то месторождения изумруда связаны со слюдистыми сланцами, где эти само-­‐ цветы кристаллизовались в обстановке нездоровой тесноты. Потому эти самоцветы почти всегда содержат включения других минералов, трещины. Бездефектных изумрудов практически не бывает. Согласно еще советским нормам, дефектность изумрудов определяется только невооруженным гла-­‐ зом (ТУ 95 335-­‐88). Завершая историю про изумруд, позволю себе заметить: этому Юпитеру позволено такое, что иным строго запрещено, ибо те трещины и включения, которые очевидны почти в любом изумруде, отнюдь не уменьшают его ценности и не умаляют красоты уникального зеленого цвета.

Павел Соколов, президент компании "Самоцветы от Соколова"