МИР MOUSSON

Аметист

Аметист -­‐ самоцвет известнейший. Как все минералы кварцевой груп-­‐ пы, он достаточно тверд, не слишком хрупок, пригоден и для огранки, и для резьбы. Во многих первобытных культурах разнообразные кварцы наравне с кремнем и вулканическими стеклами служили для производства орудий труда, охоты и войны -­‐ всего того, что археологи называют «каменной индустрией». Но окрашенные разновидности кварца использовались и в декоративных целях. Бусы из окатанных камней находят на множестве первобытных стоянок. Аметист служил материалом для первых мастеров от самых истоков существования ювелирного дела. В древних царствах Египта и в эгейской культуре этот самоцвет был необычайно популярен, что это объясняется как спецификой тогдашней ювелирной моды, так и свойствами самого аметиста. Древние египтяне, жители Крита и Микен не знали способов обработки камня, которые раскрывали бы иные его оптические свойства, кроме цвета. Цвет был важнейшей эстетической составляющей украшения, и мастер-­‐ ювелир рассматривал все рабочие материалы только с точки зрения их цветовой палитры. А аметист -­‐ камень исключительно интересной и богатой окраски. Ему присущи все оттенки фиолетового -­‐ от почти синего до вишне-­‐ во-­‐красноватого, занимающие значительную часть цветового спектра. Греки дали аметисту его нынешнее имя -­‐a-­‐methysios -­‐ «неопьяненный», мотивируя это соображениями практическими и историческими. Исторические связаны с мифом о нимфе Аметист, по одной из версий спасавшейся от преследований опьяненного бога вина Диониса и превращенной богиней Артемидой в холодный блестящий кристалл цвета весенней фиалки. С тех пор и повелось считать, что аметист воплотил в себе, помимо внешней красоты, еще и строгость нравов вкупе с отказом от алкоголя. Практические же соображения основывались на окраске аметиста. Именно до такого цвета полагалось разводить вино водой. Здесь, как мы понимаем, сокрыта изрядная доля лукавства -­‐ аметист может быть очень темным, а значит, пьющий эллин мог организовать себе напиток нужной крепости, используя в качестве эталона самоцвет подходящего оттенка. Так аметист приобрел мифическую славу камня, дарующего трезвость и благоразумие, а заодно наделил этим смыслом фиолетовый цвет. Есть мнение, что лиловый и фиолетовый цвета в одежде князей церкви несут именно «аметистовую» символику: мудрость, спокойствие, воздержание, но вне прямой связи с самоцветом как таковым. Как это произошло? В ходе истории знания -­‐вернее, представления об аметисте -­‐ подвергались некой сакрализации. Так, Моисей поместил его на убор первосвященника -­‐ Писание мотивирует сей выбор Господним указанием. Аметист упоминается в «Откровении» Иоанна Богослова, он связан с нижней ступенью пирамиды, ведущей к Небесному Иерусалиму. Со временем мистические свойства перешли по ассоциации от камня к цвету, аметист же стал «епископским камнем» лишь за то, что хорошо сочетался с цветами иерейских одеяний. Но мода соединила самоцвет с определенными ценностями, уже христианскими, и он вновь приобрел мистическую нагрузку. Поэтому в средние века и в эпоху Возрождения стал высоко цениться сакральный смысл, которым наделили этот камень. Аметист входил в число самых дорогих самоцветов, и лишь достижения естествоиспытателей эпохи Просвещения понизили его статус. «Второе пришествие» аметиста произошло во времена расцвета классицизма, после наполеоновских войн. Тогда, как и в любое послевоенное время, подчеркнутая роскошь уступила место моде на простоту и естественность. Украшения с бледными аметистами носили как дамы (находившие их возвышенно-­‐элегантными), так и господа. Последние, впрочем, -­‐ в погоне за пресловутой трезвостью. Во времена царствий Александра и Николая в моду вновь вошли мужские серьги, которые часто украшались аметистовой вставкой. Наравне с цитрином аметист использовали для изготовления резных печаток. Но уже на рубеже XIX и XX столетий камень окончательно потерял символическое значение и вернулся к древнейшей своей сути -­‐стал вновь восприниматься как носитель неповто-­‐ римого цвета, который едва ли можно назвать фиолетовым. Скорее многие оттенки фиолетового правильно было бы называть «аметистовыми». Таков аметист, древнейший ювелирный камень, украшавший в разные эпохи фараонов, философов, епископов и придворных, терявший в цене, но неизменно популярный. Сегодня, когда в фаворе синий сапфир и танзанит, аметист возглавляет этот сине-­‐лилово-­‐фиолетовый ряд. И это делает его одним из самых модных самоцветов.

Павел Соколов, президент компании "Самоцветы от Соколова"